Тайна современного Китая

плакат Фалуньгун,

Жители города Цзямусы на северо-востоке Китая, проснувшись, увидели этот плакат, который напоминает им: «Истина-Доброта-Терпение – правильные принципы. Фалунь Дафа несёт миру добро» (июль 2011 г.)

За пределами Китая немногие знают о Фалуньгун. А те, кто знают, имеют смутное ощущение, что сведения о нём – это устаревшие новости. Но если вы по-настоящему углубитесь в эту проблему, то осознание её прольёт свет на некоторые из наиболее трудноразрешимых парадоксов современного Китая:

Почему несмотря на бесконечные кампании по борьбе с коррупцией в Китае до сих пор производят так много недоброкачественной продукции?

Почему компартия Китая инвестирует миллиарды в цензуру Интернета, тратит огромные средства на установку камер видеонаблюдения и создание исправительно-трудовых лагерей, в то время как школам и больницам так необходима финансовая помощь?

Почему китайские лидеры так боятся ослабить контроль над судебной системой и СМИ даже ценой потери своего авторитета в глазах общественности?

Разгадка этой проблемы ведёт к началу 1992 года, к событию, которое произошло ровно 20 лет назад в скромной школе на северо-востоке Китая. В этот день г-н Ли Хунчжи, последний в ряду духовных учителей, существовавших на протяжении тысяч лет, впервые представил общественности учение Фалуньгун.

Стремление к добру

Фалуньгун отличался от других видов практики цигун, которые распространялись в то время. Несмотря на то, что в нём также присутствуют медленные энергетические упражнения, он включает в себя нечто более важное – учение, которое приводит людей в их обычной повседневной жизни на путь нравственного самосовершенствования.

В основе этого учения лежат глубокий принцип и стремление человека следовать ему в мыслях и действиях. Это Чжэнь Шань Жэнь (Истина, Доброта и Терпение).

Практика Фалуньгун быстро распространилась из уст в уста, от сердца к сердцу, – так как люди видели, как менялась жизнь тех, кто занимался. Старые больные люди становились воплощением здоровья. Готовые к разводу супружеские пары сохраняли свой брак. По официальным оценкам, за семь лет последователями Фалуньгун стали 100 миллионов человек.

Фалуньгун

Результаты практики не ограничивались рамками семейного круга. Полицейские, которые знакомились с Фалуньгун, прекращали брать взятки, а рабочие переставали красть продукцию своих предприятий. Хотя власть в стране по-прежнему всецело находилась в руках компартии, число занимающихся Фалуньгун было достаточным для того, чтобы китайское общество начало по-настоящему стабилизироваться.

Судьбоносное решение

Положение дел резко изменилось в июле 1999 года, когда лидер компартии Китая того времени Цзян Цзэминь начал кампанию искоренения Фалуньгун в Китае.

Цзян испытывал ревность и страх в отношении того, что какой-то цигун, не находящийся под контролем партии, может вдохновить десятки миллионов людей, даже если это идёт на благо общества и страны. Эксперты в то время отмечали, что решение начать репрессии Фалуньгун было личным решением Цзяна, его навязчивой идеей.

 

Цзян Цзэминь

Цзян Цзэминь

Цзян Цзэминь начал преследование Фалуньгун с наступления на основной контингент общества. Представьте себе, сколько надо было приложить усилий для искоренения практики, которой следовал каждый 12-й житель страны. Для очернения Фалуньгун Цзяну было необходимо развернуть кампанию массовой пропаганды, создать новые исправительно- трудовые лагеря и временные центры заключения для наплыва огромного количества заключенных, а для реализации этого плана – действующие вне закона силовые структуры. И, конечно, был необходим аппарат для цензуры сети Интернет, чтобы не дать возможности людям узнать правду о происходящем.

Подавление добродетели, награждение безнравственности

Помимо того, что эта кампания задействовала громадные человеческие ресурсы и стоила значительных финансовых затрат, она обрушилась на моральные устои всего китайского общества.

Так как слова «Истина», «Доброта» и «Терпение» стали табу, следовать этим нравственным ценностям в жестокой атмосфере лжи, пыток и дискриминации стало трудным и опасным независимо от того, являешься ты практикующим Фалуньгун или нет.

Должностные лица, которые активно участвовали в пытках и убийствах последователей Фалуньгун, получали повышение по службе. Членов семей настраивали друг против друга. Людям предлагали денежные вознаграждения за выдачу полиции их соседей.

подавление Фалуньгун

В то же время, те, кто отказывались сотрудничать или выступали против кампании преследований, были уволены, похищены, брошены в тюрьмы, а иногда даже убиты.Пострадали даже адвокаты и честные чиновники. Сотни тысяч трудолюбивых, честных людей из всех слоёв общества и всех возрастных категорий были отправлены в исправительно-трудовые лагеря для так называемого «перевоспитания». Эта утечка мозгов невиданного масштаба привела к моральному кризису внутри страны.

Фалуньгун будет всегда

Несмотря на все усилия Цзян Цзэминя, Фалуньгун не исчезнет. Идея, которую отстаивает Фалуньгун, и польза, которую он приносит, слишком убедительны, чтобы его можно было стереть с лица земли даже при неустанном жестоком преследовании отлаженной авторитарной машины.

Практикующие Фалуньгун тверды в своей вере; многие возобновляют занятия после освобождения из заключения. Более того, практикующие ответили на преследования массовым, ненасильственным движением, призывая людей увидеть ложь и жестокость компартии по отношению к Фалуньгун и другим общественным группам.

В домашних условиях изготавливались листовки и видеодиски, повсюду развешивались плакаты, разрабатывались программы для обхода Интернет-цензуры. Сегодня, спустя более 13 лет с начала преследования, от 20 до 40 миллионов практикующих Фалуньгун активно распространяют в Китае информацию о репрессиях или отправляют её за границу. В то время как партия прилагает все усилия, чтобы задержать этих людей, в Китае стремительно растут инвестиции в индустрию производства современного оборудования для слежки и скрытого наблюдения.

Между тем, искаженные критерии условий и способов продвижения по службе порождают беззаконие и коррупцию в обществе, начиная от пищевой отрасли до медицинской промышленности.

Несмотря на то, что китайские граждане ежедневно выступают, требуя социальной справедливости и свободы, партийные лидеры даже не пытаются ослабить свой контроль. Они опасаются, что если так поступят, то результатом может стать разоблачение их преступлений против Фалуньгун. В этом случае их лучшее оружие: тюрьмы, пропаганда и цензура станет бесполезным.

Для тех, кто находится за пределами Китая, такое развитие событий представляет собой дилемму. Подчиниться давлению компартии с целью защитить краткосрочные интересы и поверхностную видимость стабильности? Или начать сопротивление кооптированной политике компартии и делать всё возможное для сохранения общественных сил, способных принести современному Китаю долгосрочную стабильность и процветание?

В этот критический момент истории будущее Китая может показаться непредсказуемым.

Но одно можно сказать определённо: поддерживая Истину, Доброту и Терпение, человек делает выбор, созвучный лучшим качествам своей души.