Сотрудница лагеря встала на защиту тех, кого ранее пытала

охранница, лагерь, Китай

Сотрудница полиции, которая активно участвовала в репрессиях последователей духовной практики Фалуньгун, теперь сама подвергается преследованиям со стороны властей. Её обвиняют в «разглашении государственных тайн», хотя на самом деле причина ареста кроется в другом. Женщина, оказывается, тоже стала заниматься этой, неугодной китайским властям, практикой и оказывала поддержку преследуемым.

Цуй Хуэйфан работала в исправительно-трудовом лагере города Цзямусы, который после реформы был переименован в центр принудительного лечения наркотической зависимости.

Как стало известно, Цуй арестовали 12 февраля. В настоящее время она находится в центре заключения. Её дело уже передали в прокуратуру.
За два месяца до ареста Цуй посетила судебное заседание в районе Цзяньсаньцзян, на котором рассматривалось дело четырёх последователей Фалуньгун.

Суд был объявлен открытым, и Цуй приехала туда в качестве наблюдателя. Как оказалось, открытость суда была условной. Всех посетителей, включая адвокатов, полицейские тщательно проверяли, а некоторых задерживали без всякого объяснения причин.

Цуй оказалась среди задержанных. Она сутки провела в заключении. После чего её выпустили, но она постоянно, вплоть до следующего ареста находилась под контролем сотрудников Общественной безопасности. Они же принуждали мужа Цуй Хуэйфан доносить на жену.

охранница, лагерь, Китай

Обман раскрылся

В 1999 году количество последователей Фалуньгун в Китае, согласно социологическому исследованию превысило количество членов партии. Такая популярность напугала руководство страны, и бывший на тот момент лидер компартии Цзян Цзэминь развязал преследование Фалуньгун. С его подачи СМИ начали масштабную пропаганду, направленную против сторонников этой духовной практики. Цуй, как и миллионы других китайцев поверила в клевету и стала активным участником преступных репрессий.
Она применяла пытки к сторонникам практики, заставляя их письменно отказываться от своих убеждений и подтверждать, что они раскаиваются в «ошибочном выборе пути».

По словам Цуй, со временем она заметила, что так называемые «преступники», которых она пытается перевоспитывать, это люди с несгибаемой волей и добрым сердцем. Среди них много представителей интеллигенции. Несмотря на жестокие пытки, они не проявляли ненависть к своим мучителям. Они просто пытались объяснить, что Фалуньгун приносит пользу, что практика абсолютно аполитична, и свергать власть они не собираются.

Преобразовать последователей Фалуньгун сотрудникам лагеря, где работала Цуй, удавалось редко. Кроме того, многие из тех, кто под пытками соглашался написать «письмо раскаяния», после освобождения сразу публиковали на зарубежных сайтах опровержение этих заявлений. Таким образом «успехи» полицейских, которые за каждого «перевоспитанного» получали премии, сводились на нет.

Руководство лагеря в поисках новых средств воздействия на сторонников Фалуньгун рекомендовало всем полицейским прочитать книги Фалуньгун. Это, с их точки зрения, позволило бы выявить в содержании книг нечто такое, что можно было бы использовать для «перевоспитания».

Эффект, судя по всему, получился обратный. Цуй (а скорее всего не она одна) впервые задумалась о том, что поступает неправильно и что власти распространяют ложь. Со временем она сама начала практиковать Фалуньгун и перестала участвовать в преследовании людей, которые стали её единомышленниками.

Демонизация властями Китая мирной духовной практики и существующая система премий и поощрений за «преобразование» последователей Фалуньгун толкает рядовых сотрудников правоохранительных органов на бесчеловечное к ним отношение. Тем не менее, каждый полицейский всегда сам решает, что проявить, безнаказанную жестокость или благородство, как это сделала Цуй.

Источник: minghui.org